Художественная мастерская «Иван Христиче⻠☼ Библиотека ☼ Рассказы Ивана Христичева ☼ Роман ОТЕЧЕСТВО

Роман ОТЕЧЕСТВО

Глава 12

Отечество

… Я спросил в Лаврентия:
«Как дожить до пенсии?»
Он ответил мне:
«Ох! Дал бы бог
Самому до неё дожить».

Глава 12

- В вагоне Зорина приподняли, но не разбудили, он сладко потянулся, как
в детские времена, попытался открыть глаза, они не хотели повиноваться, их на замке держал синдром похмелья. Вчерашние проводы Зорина на службу, дали о себе знать, его голова не желала думать и соображать, для чего его разбудили. Мозги и мысли находились, где-то в глубоком, отдаленном сне. Зорин сидел на верхней, деревянной полке вагона, и никак не мог сосредоточиться, почему он находится в этом не понятном для него месте. Я настоящий дурень, надо же так наклюкаться, скоро совсем стану как мой отец: - «Яблоко от яблони далеко не укатится». Нет! Так дело не пойдет, необходимо срочно себя организовать, и с этим завязать раз и навсегда, так подумал о себе Зорин.

- Где он находится в настоящее время, он усиленно протирал свои глаза, И напрягал свои извилины, пытался вспомнить, что произошло, и почему у него такая тупая голова? Она так болит, эта чугунная болванка, просто спасу нет, раскалывается пополам. Голова внутри звенит, как церковный колокол, а он весь напрягся, вместо того, чтобы расслабиться и прокачать всю свою кровеносную систему, и хорошо провентилировать воздушную внутреннюю среду, чтобы обновить, свой молодой организм. Со свойственной ему силой, старался напряженно думать. Постепенно стала проясняться общая картина вчерашних событий, наподобие сна, стали вырисовываться силуэты из молочного тумана. В начале в мозгах Зорина материализовался дед Иван, много говоривший весь вечер, как в последний раз, и изрядно всем присутствующим надоел, только его и слышно было. Вроде не меня в армию провожали, а его самого... Вслед за дедом, проявилась Катерина. Она стояла улыбчивая, довольная своей судьбою, скрестила на груди свои маленькие, почти детские ручки. - Катерина прошептала ему не ухо, прощай, мой сыночек, самая дорогая моя настоящая любовь, такой любви я больше не испытаю, нам не суждено увидеться в этой жизни, я это сердцем чувствую. Зорин с Катериной впервые в своей жизни телом слились как бы в один кокон, окунулись в объятия вечной любви, для Александра это чувство, запомнится на всю оставшуюся жизнь, навсегда. И стало ему, так хорошо и уютно в его сердце, от воспоминаний, что головная боль стала затихать. В мозгах прояснилось, он понял, где находится, и зачем он здесь, все до малейших мелочей четко осознал.

- Поезд стал замедлять свое движения, стук колес на стыках рельс, вторил его размышлениям; - «Ты здесь, ты здесь, стучали колеса», Зорин достал из нагрудного кармана записку, оставленную капитаном Ромовым. В записке подробный план, и номер кабинета, в доме на площади им Дзержинского, радом с Детским Миром. Зорин переложил записку в карман брюк и побежал в комнату для умывания, чтоб привести себя в надлежащий вид. К этой комнате стояли люди в очереди, Александр, занял очередь и возвратился, собрал постель, сдал проводнику, снова направился к комнате общего пользования. От Казанского вокзала можно было и пешком дойти до Лубянки, но Зорин не знал города, в который прибыл в первый раз, в жизни всегда бывает, что-то делаешь впервые. Вагон задергался, зашипел, в щели оконного проема проникла копоть, угольный дым, с запахом паровозной гари и водяного пара. Заскрежетали тормозные буксы поезда, и, пританцовывая, застучали металлическим звоном колеса, с противным скрежетом, которым резко резало уши, вагон остановился. - Зорин находился в первом вагоне, рядом с почтовым вагоном, его место было вторым, на верхней полке, в первом купе.

Зорин еще раз просмотрел записку оставленную ему капитаном энного учебного учреждения Государственного разведывательного управления. В этой записке был указанный точный адрес, куда необходимо обращаться Зорину. После окончания, своего обучения Зорин научиться, с одного раза запоминать, прочитанную, или увиденную информацию. Зорин вышел из первой двери вагона, его окутало теплым паром от паровоза. Александр ступил на перрон, накинул свой вещмешок на плечи, спросил у носильщика восточного, монголоидного вида подростка, как пройти в метро. Носильщик махнул рукой по направлению ступенек, ведущих в подземелье, а там висели указатели, указывающие направление в метро.

- Александр, строго придерживался указателей, которые привели его, деревенского парня, на эскалатор. В записке было указано, выйти на остановке, под названием «площадь Дзержинского», с левой стороны будит желто-серый дом. Это был пункт, где должен встретиться Зорина с капитаном Ромовым. На проходной предъявить документ, удостоверяющий его личность, заранее заготовленный пропуск его будит ожидать на проходной. Зорин вышел из вагона, Который находился в это раннее время полупустой. В нем сидели человек семь, очень древних старушек, одетые в рваные телогрейки, и закутанные по три, четыре платка, тоже в дырках. Чуть поодаль, сидели молоденькие девушки, все время щебетавшие между собой. Александр навострил отточенное свое внимание и прислушался к скороговорке этих молоденьких девочек, они вели разговор о передовых позициях на фронте. Что они все патриотки своей Родины, им тоже необходимо чем-нибудь помогать стране своей, что они хотят убежать из дома на фронт, и помогать своим отцам, братьям, дедам и товарищам, в трудное время защищать свою Страну. Чем больше будит патриотических людей и их святых побуждений, тем быстрее наступит победа над ненавистным врагом.

-Зорин улыбнулся саркастической улыбкой и про себя подумал, а мне все же больше повезло настоящим делом, буду заниматься, а не голубой мечтой, наверное, я родился под счастливой звездой, по крайней мере, так мне представилось.

-Электричка в метро, с шумом закрыла дверь. Вихрем с места рванул, как гром прогремел, этот состав и скрылся в метро подземного тоннеля. Зорин проводил своим взглядом электричку, и направился к эскалатору, который бесшумно, вывез его из подземелья, Зорин вышел на улицу, слева увидел серо-желтое здание. Он подошел к нему, стал искать дверь с проходной. Он направился в правую сторону, все время подымал свою голову вверх, как бы измерял высоту и оценивал прочность этого здания. В это самое время за ним следили не меньше двух человек.

-К Зорину подошел человек одетый в гражданскую одежду, на нем было кожаное пальто, с белым шарфом, и отсвечивал темно-зеленым галстуком.
С легкой пробежавшей тенью на устах, он вежливо спросил: - «Молодой человек, предъявите свои документы, удостоверяющие вашу личность». Зорин так же вежливо ответил: - Кто вы такой? Кому я должен предъявлять свои документы. Молодой человек, прошу вас пройдемте со мною, для выяснения вашей личности, Зорин согласился, хорошо, проводите меня. Я в Москве первый раз. Они обошли стоящее здание особняком, вошли на проходную, человек показал свое удостоверение и произнес, обращаясь к дежурному на проходной. Этот молодой человек, следует со мною. Зорин произнес фразу: - «Мне нужен третий кабинет Товарища Ромова, зачем он вам молодой человек»? У меня с ним здесь встреча, что у вас в вещмешке, спросил человек в кожаном пальто? Продукты мне в дорогу, ответил Александр, оставьте здесь у дежурного, и пройдемте. Для начала предъявите ваши документы, потребовал дежурный в форме капитана, пожалуйста, и Зорин достал с нагрудного кармана, предписания, листок бумаги был исписанный мелким шрифтом, Каменским Райвоенкоматом.

Дежурный капитан, просмотрел в картотеке, вытащил несколько пропусков, спросил как ваша фамилия, Зорин ответил Александр. Хорошо вот Ваш пропуск, И вернул его предписание вместе с пропуском. Человек в кожаном пальто терпеливо ожидал и молча наблюдал за происходящими событиями. Пожалуйста, идите вперед, я вас провожу, а знаете у вас рациональное мышление молодой человек, будим надеяться, хорошо послужите своей Родине. Ну, идемте, проходите вперед, и он пропустил вперед себя молодого человека.

Высокая и очень тяжелая дубовая дверь, бесшумно распахнулась, и приняла в свое пространство длинного коридора, двух людей шедших друг за другом. Шагов через двенадцать повернули направо, в другой коридор, в нем было тусклое освещение. Коридор при тусклом освещении, показался таким высоким, около шести метров, под самым потолком, горели маленькие и очень слабые лампочки ват по двадцать пять, а возможно по сорок. Ни разу не менялись лет двадцать, и никогда не протирались на них пыль, из-за своей недосягаемости. Потому, что было очень высоко, а лестницы нигде не было видно. Справа тоже оказалась массивная дверь, но несколько меньше, чем первая в коридор. Человек в кожаном пальто, за весь путь следования, произнес второе слово, остановитесь, пожалуйста, мы пришли. Он постучал в дверь, разрешите Николай Сергеевич, к вам молодое пополнение. Входите, входите, товарищ Зорин, давно вас ожидаем, а вы Владимир Иванович, можете быть свободные, одну минуту товарищ Пушкарев, по утру ровно в девять у меня. И у Пушкарева, легкой тенью скользнула слегка натянутая кислая улыбка. Он обратился к Зорину, желаю вам удачи молодой человек. С отличием закончить обучение. И он удалился в обратном направлении, откуда они пришли вдвоем.
-Николай Сергеевич первым подал руку молодому человеку и спросил. Как доехал, не заболел ли в дороге, есть желание отдохнуть с дороги, и пригласил присесть для беседы. Сейчас подойдет капитан Ромов, он ваш сопровождающий до места назначения с вами еще будут следовать несколько человек.

Продолжение следует.

Иван Христичев

ПечататьПечатать
Copyright © Художественная мастерская «Иван Христичев»   Все права защищены.

При цитировании материалов ссылка на первоисточник, гиперссылка для Интернет, обязательна.