Художественная мастерская «Иван Христиче⻠☼ Библиотека ☼ Рассказы Ивана Христичева ☼ ДОМАШНЯЯ ЗВЕЗДА

ДОМАШНЯЯ ЗВЕЗДА

Продолжение повести "ИСПОВЕДЬ ИНТРИГАНКИ"

30 Июня, пятница.


Не знаю, как мне быть? Жизнь моя висит на волосинке паутины. Сгораю от стыда, ложь гложет все внутри, пережигает внутренние органы. Эти пауки меня запутали в своей паутине.

Искушенная грешница

Искушенная грешница
1998 год, х., м., 40 х 30
И.И. Христичев

Сладость в постели делили между собой все вместе, а отдуваться и отчитываться за все проделки предоставили мне одной. Правда, мне свекор посоветовал, ты же умница, веди себя с Антоном, так, как бы с тобой ничего не произошло. И между нами ничего не случилось. Завтра утром поедешь на вокзал, встретишь его. Когда встретишь его, покажи ему, как ты его любишь, от всей души, как ты соскучилась, как будто целый век с ним не виделись. Обними, расцелуй, особенно в глаза старайся смотреть, преданно с уверенностью, о лжи и верности старайся не думать, а веди себя так, как будто ты любила и любишь его одного. Самое главное, обязательно ночью добейся с ним любви в постели, как бы он не сопротивлялся, ссылаясь на усталость с дороги.

Это я говорю тебе к тому, если случайно ты от меня залетела, то срок невозможно будет установить, ведь мы с тобой трое суток, как стали спать в одной постели.

Постарайся его перевоспитать, ведь от женщины все зависит, как мужчина в постели станет себя вести. Катенька мне уже шестьдесят семь, я не знаю, сколько я еще протяну.

Если будит Богу угодно, и я буду себя чувствовать нормально ближе к норме, то в тайне будем встречаться и продолжать принадлежать друг другу.
Ты котёночек не взыщи, я не вечный, будь умницей. Мне бы очень хотелось, чтобы ты была необыкновенно счастливая в этой жизни. Чтобы тебе во всем везло, чтобы ты жила богатой и здоровой, и очень красивой, никогда не увядающей, полной энергии и любви в изобилии.

Катенька меня пойми тоже правильно. Я увидел, что ты мечешься, горишь, прямо до бешенства доходишь, таешь на глазах. Меня что-то подтолкнуло, как бы внутреннее чувство, само сердце подсказало. «Иди к ней в постель успокой ее страсти». В последнее время на тебе лица не было. Ты вся позеленела, а лицо твое сделалось серо-зеленое, землянистого цвета. Вот, я и решился на это преступление, чтобы тебя спасти, и помочь, чем смогу. И увидел я, что тебе пошло все это на великую пользу. Сразу вся расцвела и запела, стала веселою, жизнерадостною.

Разве нашу Мать природу можно обмануть? Против нее не пойдешь, то, что в ней намечено, не сможет никто от этого избавиться, и заменить. Разве, что святые, преданные Богу люди. Да это и не люди, они святые с божественной природы, посланные, или для поддержания духа людям, или для их блага. Никогда не забываю, как-то мне на войне рассказал один ветеринарный врач.

После жестокого боя, был устроен, отдых с перекуром. Так как мы с ним оба не курили, то решили языки свои поразмять, вспомнить довоенную жизнь.
Не помню точно, что натолкнуло его на рассказ об интересной жизни, и животного мира в его практике произошел этот случай. В одного хозяина была телка, еще молодая девственница. В силу хозяйственных забот, он заметил, как ей потребовался, самец оплодотворитель.

Как-то ночью в сарае раздался мощный грохот, где находилась эта коровка с позволения сказать. Хозяин выбежал с фонарем «Летучая мышь».
Смотрит, а эта телка лежит на полу, голова опрокинута, изо рта клубиться пена, и с такими жалостными глазами на него смотрит, что у хозяина самого сердце чуть не разорвалось на части.

Утром хозяин позвал этого ветеринарного врача, стали ее разделывать, чтоб добро не пропало, часть на базар отвезти, а какую-то часть самим съесть. Врач разделывает, чтобы установить причину ее смерти, и дать нормальное заключение, можно ее продавать на базаре или нет. Одним словом, не заразная ли их телка? Разрезали горло, может, подавилась чем-либо. Сердце, легкие, желудок, кишечник, здоровые, чистые. Дошли до родильных органов, а они оказались черные, сгорели.

Вот такая оказалась животная страсть, скрытная.

У хозяина оказалась целая палата ума недоразвитого, а еще работал бригадиром животноводческой бригады.
Как, такому умнику доверять ответственное дело перед обществом и страной, когда он в своем собственном хозяйстве, толком не сумел разобраться. Странное дело, ведь ходил в передовиках производства….
А человек, еще чувствительнее от животного, вот я и заметил, как ты жаждала своей страстью мужика. А ты это не принимай за обиду, и близко к своему сердцу не допускай, то, что я говорю о тебе. Это дело житейское, как говорят мудрые люди наживное.
Я еще подметил, ты ведешь дневник, записываешь дневные приключения
и всевозможные происшествия.
Очень тебя Христом Богом прошу, о наших отношениях не вспоминай, и не вздумай их вписывать в свою записную книжечку. Чтобы все это не стало достоянием твоего мужа, Антошки, или в будущем твоих детей.
Это повредит всем вашим отношениям, а главное сильно навредит твоему здоровью. Подобные дела, необходимо держать в строжайшем таинстве, чтобы не воспользовались этой информацией человеческие враги.

Ну, вот и все. Моя сладострастная маленькая записная книжечка, мне даже этим запрещают заниматься. Я должна в глубинах моего сердца, хранить эту мою радостную и вместе с тем горестную, сердцу дорогую информацию.
В самом деле, сегодня вечером, придется сжечь эту маленькую записную книжечку, кладезь информационной памяти.
Ох! Как же мне не хочется расставаться с тобой любимая моя книжечка. Моя маленькая записная книжечка, сопереживательница, всех моих невзгод и радостей.

Но, что делать? Пускай хрупкий Мир в семье, дороже постоянного твердого хаоса. Завтра Суббота, поеду встречать моего ненаглядного, как свекру моему хочется, любимого мужа Антошку.
Мне предстоит стать актрисой. Притом отличной семейной звездой, чтобы безупречно играть роль, верной и очень преданной жены.
Прощай моя любимая, золотая книжечка. Через некоторое время тебя полюбит пламя. И ты навеки сольешься в вечном объятии огненной любви.
Я озаренная этой графоманией, когда рожу первенца, начну писать новую жизнь, о ребенке, о счастливом будущем.
Гори, гори, моё маленькое сокровище мыслей и поступков, только в сердце след свой навеки сохрани. Книжечка горела, а в сердце моем, слышался стон моей маленькой записной книжечки. Впредь стану умной. Писать буду только отобранные вещи или же закодирую под намеки, чтоб не было страшно оставлять, кровью записанную действительность…

Продолжение следует.
Иван Христичев.


ПечататьПечатать
Copyright © Художественная мастерская «Иван Христичев»   Все права защищены.

При цитировании материалов ссылка на первоисточник, гиперссылка для Интернет, обязательна.