Художественная мастерская «Иван Христиче⻠☼ Библиотека ☼ Рассказы Ивана Христичева ☼ ШИЛА В КЛУБКЕ НЕ УТАИШЬ

ШИЛА В КЛУБКЕ НЕ УТАИШЬ

Советская заначка

Рассказ как соседка бабушка Груша выменяла за клубки в полоску, в которых хранились двенадцать тысяч рублей: шило, нитки и иголки...

Мой сосед дед Григорий работал сторожем и уборщиком на стадионе и по совместительству на кладбище смотрителем и охранником. Кладбище и стадион находились параллельно друг друга, их разделял глубокий овраг и высокий забор. После каждого футбольного матча или каких-то мероприятий, типа спортивных соревнований, дед Гриша набирал стеклотары от двух и более машин, ещё на этом стадионе в те далекие, начале пятидесятые, годы, проводились сельскохозяйственные выставки. После подобных выставок дед сказочно обогащался, по десять, а иногда и двадцать машин стеклотары разного калибра и сорта, не говоря уже о строительных материалах: фанера, доски, бруски. Конечно, всё это выписывалось как мусор строительный, или еще лучше, как отходы после ответственных мероприятий.

Дед построил шикарные дома двум сынам, не дома, а просто роскошные дворцы, а третий сын жил одной семьей с дедом Григорием. Старался ни в чем не отказывать своему отцу, во всём стремился помогать.

В те отдалённые годы при советской власти, почти на все товары был непредсказуемый дефицит. В деревнях и на периферии в небольших городах пожилые люди ничего не выбрасывали из ветхой одежды, отслужившую свой срок одежду резали на полоски полтора - два сантиметра, связывали их между собой. Такие полоски подбирали одного цвета, и сматывали в большие клубки.

Самый младший сын служил в городе Киеве, во время службы выучился на шофера, стал гордостью поселка, к нему обращалось почти всё население за помощью, если нужно было что-нибудь привезти. Этот сын фанатично любил автомобильное дело, он дневал и ночевал в гараже на работе, порой забывал о своей семье, детях и жене. Дед Григорий долго размышлял и пришел к решению, подарить своему сыну автомобиль "ПОБЕДА" и во дворе построить гараж, чтобы сын не болтался неизвестно где...

Годы были экономически тяжелые, страна залечивала свои раны после Отечественной Войны. Дед придумал использовать подобные клубки вместо сберегательного банка. Он брал тысячу рублей, плотно сжимал в тугой узелок и на этот узел наматывал полоски из ветхой устаревшей одежды. У деда получилась тайная сберкасса из этих клубков. И так ему удалось собрать одиннадцать клубков с деньгами, оставалось чуть-чуть до заветной цели, чтобы осчастливить своего любимого сына. А сын верой и правдой служил своему отцу, он всякий раз на рабочем автомобиле ЗИС-5 отвозил стеклотару на приемосдаточный пункт. Игнат, так звали сына деда Григория, никогда не отказывал своему отцу.

Как-то дед раньше обычного времени прибежал домой перекусить, а бабушка Груша разложила на столе свежую, только что обменянную галантерею и стала похваляться перед своим муженьком.

"Вот Гриша посмотри, мое солнышко, что я выменяла у ганчурника. В нашей местности так называли заготовителей вторичного сырья. И Груша подводит своего мужа к новому только что приобретенному сокровищу. Дедушка, пробежался своими острыми глазами, как у орла, по крышке стола. На столе аккуратно были разложенные на белой вышитой скатерти. Швейные иголки, два наперстка, с десяток катушек ниток, разного цвета, три свистка для внуков".

Достала из кармана, цветастого фартука с петухами на заборе шило, это тебе мой голубь сизокрылый, ты наш кормилец и поилец, будешь чинить обувь всей семье. Дед Григорий взял шило в свои мозолистые от тяжелого труда руки и стал рассматривать, пробовать шило на остроту, заточку.

Дед Гриша, стал нахваливать свою жену, вот молодец ты у меня стала, наконец, под старость соображать научилась, нужные вещи приобрела для дома для семьи. Бабушка Груша из своего кармана достала ножницы: "Вот дурочка, чуть не забыла, вот тебе ножнички, чтобы не рвал полоски, а резал, они будут не рваные со всякими висящими нитками, а ровненькие как струна".

Дед положил ножницы на стол, и продолжал рассматривать шило. Насмотревшись на новое шило, Григорий продолжал нахваливать, лестно и нежно свою любимую жену. "Подойди ближе, я тебя расцелую, моя любимая. Чтобы я без тебя делал дорогая моя?" И дед Гриша подтянул Грушу за руку и посадил себе на колени и, вспомнив свою молодость, сердечно от всей души расцеловал свою любимую жену. "А теперь моя любимая Грушенька поделись своим секретом, за какие такие ценности ты выменяла эти сокровища".

"Наш ты Богом данный нам кормилец там на чердаке в закутку, за быком, я нашла клубки полос в пыли и грязи, и давно уже обросли паутиной. Наверное, валяются с незапамятных времен. Ткацкого станка у нас нет, так я и решила променять их на эти необходимые вещи, чтобы не занимали лишнего места".

Дед Григорий онемел, во рту пересохло, язык к нёбу прилип, позеленел, стал похож на огурец, только и смог взмахнуть рукой, в которой было шило, падая, потеряв сознание, воткнул шило бабушке Груше в мягкое место, в левую половинку попки. Старуха как заорет,что ж ты старый хрен колишся,лучше бы подольше любил меня по ночам, а не шило в жопу всадил, как олух турецкий.

А старик Григорий, протяжно и нечленораздельно простонал: "Эх! Дура старая, и когда же ты только ума наберешься".

При этих словах рухнул на пол без сознания. Шум, крик, бабушка Груша выбежала за калитку с торчащим шилом с мягкого места и что было сил, стала голосить, взывать о помощи. На помощь сбежались соседи, деда вынесли во двор на свежий воздух, с усердием стали растирать ему грудь, виски нашатырным спиртом, флакон поднесли под нос.

Дед Григорий фыркнул, чихнул, открыл глаза, прежде всего, слетела с его губ крепкая матерщина. Мать твою, так перетак. "Куда слинял этот твой ганчурник?"

Уныло, заливаясь слезами, не в силах понять, что же на самом деле происходит, Груша ответила: "Мой ненаглядный, а что случилось смертельного, я никак не могу понять? Я вроде для семьи старалась, чем же я тебя огорчила. Мой сердешный".

"Я еще раз спрашиваю тебя, куда уехал этот жулик-шарлатан?"

Бабушка Груша махнула рукой по направлению рынка: "Да в центр, куда же ещё, сердито ответила жена Григория".

Дед сгреб вместе со скатертью всю галантерею, которую Груша променяла на одиннадцать тысяч рублей, и быстро понёсся по направлению базара. Он расспрашивал встречных людей, не встречали ли они случайно заготовителя вторсырья. Один молодой человек ответил, что ганчурник собрал целую повозку вторичного товара и повез в район сдавать его, а до района двадцать пять километров. Григорий ускорил свой бег, сделал шире шаг, и только ноги мелькали, открылось второе дыхание, и Гриша понёсся сколько хватало духа. А в голове молотом стучали мысли, хотя бы догнать и вернуть свои кровью заработанные деньги. Григорий сделал небывалый спринтерский кросс.

Где-то на восемнадцатом километре он догнал злополучную повозку. Водитель кобылы, на своей заезженной кляче, которая еле плелась от своей старости и усталости, вез дырявые ведра, тазики и всякое худое барахло. Дед Григорий остановил ганчурника Степана, перевёл дух от бега и стал требовать клубки обратно. При этом ругал и поносил свою непутевую жену, на чем свет держится... Степан ответил: "Я эти клубки оставил дома, моя жена изъявила желание из них ковровые дорожки выткать".

Дед Гриша пулей понесся в обратном направлении. Ему уже было пятьдесят девять лет. Если бы такое приключилось на олипийских играх, дед Григорий стал бы чемпионом мира по марафонскому бегу... Через каких-то сорок минут Григорий подбежал к дому Степана: смотрит, а жена его сидит на веранде за ткацким станком и набирает первую ковровую дорожку, уже около метра выткала, первую заначку...

Григорий упал перед нею на колени и стал блеять как овца, руки невольно сами тянулись до клубков. С его губ срывались слова ,-там,там,там, тарарам. Наконец отдышался и пришел в себя.

Григорий поведал Дарье о своем несчастье, при этом называл свою жену "Глупой, непутевой бабой". А Дарья ответила ему, нет Гриша, это тебе нужно мозги прочистить и на свое место голову поставить. А то у ебя вместо головы тыква. Обещай мне свою любовь больше не обкрадывать.

Они жили так замечательно до этого случая, как в народе называют "душа в душу". Люди, которые их знали, сильно завидовали их счастью. А все потому, что бабушка Груня была очень умной женой, во всем уступала мужу, она его любила со всеми его недостатками и причудами. В этом заключался мир, гармония и сильная любовь, о которой многие только мечтают, но не понимают, как этого можно достичь.

И.И. Христичев


ПечататьПечатать
Copyright © Художественная мастерская «Иван Христичев»   Все права защищены.

При цитировании материалов ссылка на первоисточник, гиперссылка для Интернет, обязательна.