Художественная мастерская «Иван Христиче⻠☼ Библиотека ☼ Рассказы Ивана Христичева ☼ ПОРЧА ОТ ИНТРИГАНТКИ

ПОРЧА ОТ ИНТРИГАНТКИ

Продолжение повести "ИСПОВЕДЬ ИНТРИГАНКИ"

«Пар костей не ломит, он лечит, вашу боль,
Лучше в бане парьтесь каждый вечер,
Все болезни вас забудут навсегда.
Станете жить, бодрыми, и веселыми.
Желаем вам удачи на всю жизнь».








    Бабулечка, в сладком соку, ей уже шестьдесят, а она как выдержанное многолетнее вино, как терпко-сладкая наливочка. Лолита присматривала и воспитывала своих самых лучших красавиц на свете, как ей самой казалось все это, ее любимые внучата полукровки, Инна и Валентина, появились на белый свет через сладкое страдание и большие мучения их мамочки Наташки. Поэтому они для Лолиты были самыми дорогими, самыми прекрасными во всей Вселенной, до самого ее края.
А все потому, что у Наташи матка для зачатия детей, оказалась двухкомнатная, предназначенная для зачатия двойняшек, близнецов-сестер или братьев. По этой самой причине Наташа нормально чисто по человечески рожать не могла своих девочек. Инна в будущем ее будут называть Инесса, развивалась среднего веса ребеночек, но когда этот плод созрел, для появления на белый свет, перед этим она обжила свою временную комнату. Ей как, оказалось, потом стало очень тесно находиться, в своем жилище, и она остаток своих дней в маминой неволе вольготно устроилась поперек маминого животика.

    Когда наступило время рожать, то плод своей мамы еще и свои ножки разбросал одну вверх, другую вниз. Хозяйка никак не желала расставаться со своим удобным и привычным жилищем. Наташе неизбежно пришлось резать живот, так называемое Кесарево сечение и ребеночка вынимали через животик.

    - Вторая бабушка Мама, прекрасного нашего зятя, со строжайшим апломбом, а возможно оттого, что наследницы нисколько не были похожие на их род и национальность. Она категорично заявила: - Я, никогда не буду сидеть со своими внучками, ни единого дня. Хватит с меня того, что я двоих прекрасных парней вырастила, намаялась с ними, больше чем я ожидала. А Виолета Максимовна, вырастила одного ребенка, правда этот ребенок получился Ангел небесный, она от нее нисколечко не устала.

    Из Наташи безупречная жена получилась для моего сына Эдмонда, он в ней души не чает. Мой дорогой сынуля её самозабвенно любит, лелеет и холит. Правда и внучки мои получились писаные красавицы, Одна красивее другой, но к великому нашему сожалению не в наш род, какие-то русые россияночки, на нашу еврейскую породу ну никак не похожие.

    - Куда же запропастилась наша хваленная современная наука, которая часто распространялась со своей генетической наследственностью? Где было множество разнообразных высказываний, о том, что темнокожие и смуглые люди доминируют над светлыми и русыми. К сожалению, в нашей практике все вышло точно так, да на оборот, мой любименький сынуля Эдмундик, черненький, глазенки блестящие, как сине-черненькие ониксы. А невесточка наша Наточка, полная противоположность нашему Эдмонду. Наталья русая со светло серо-зелеными глазенками крупными, чистыми и ясными, как у горного сокола. Она и умница. И разумница во всем. Какое золотое руно не плыло бы по руслу реки, однако прибьется к нашему берегу, и будет заслуженно считаться нашим достоянием.

    Но вот обидно на душе становиться, что внешне в нашу Еврейскую породу ни одна внучка не удалась. За то по характеру обе наши – Настойчивые, упрямые как скала, над морем. В дальнейшем необходимо настоять на своих убеждениях, чтобы Младший сынулька наш красавец Савелий в обязательном порядке обязан жениться только на еврейке нашей этнической группы. Чтобы была черноглазой веселой, быть темноволосой, пускай она не будет красоточкой, но чтобы была богатою и очень обеспеченною во всех областях.
Чтобы наши ряды пополнялись и расширялись. В Талмуде сказано, чтоб наша численность превысила все остальные нации, В ближайшем времени мы станем самой могущественной нацией на всем земном шаре. Мы Богом избранный народ, там, на небесах и в раю, наше будущее определено и обеспечено всем необходимым.

    А Лолита Максимовна. Она кто? – Она наша холопка, можно сказать рабыня, и пускай занимается воспитанием наших внучек, а мы будим руководить только на расстоянии и направлять, чтоб правильно воспитывала. Как написано в еврейских писаниях, чтобы мы евреи, размножались, как Богом избранный народ. И как вода впитывается в песок, так чтоб и мы рассеялись между всеми нациями земного шара. И не спеша, потихонечку, завоевали всех людей, мягко, не навязчиво, не заметно. Чтобы все остальные нации и расы не догадывались, что давно нам прислуживают.
В священном еврейском писании еще написано; - На каждую еврейскую личность должно быть семь обслуживающих персон разных национальностей. Они обязаны служить нам надежно и безупречно.

    Виолета намаялась со своими внуками. Немного отдохнув, она вспомнила своего мужа, которого неделю назад оставила одного дома, наедине с компьютером. Как он там?; - Что нибудь кушал, или голодный сидит. Скучает по мне, хоть иногда вспоминает? А возможно этот враг человеческий, мой соперник компьютер – ноутбук, отнимает все внимание у моего мужа, уже отнял мою любовь. Он скоро выпьет всю кровь с моего мужа. Что-то не звонит, вестей о себе не дает, завтра поеду, посмотрю, не сидит ли он голодный все эти дни? Что-то он так влюблен в свой ноутбук, что забывает все на свете, не то чтобы выйти прогуляться, а даже стакан воды выпить забывает не то чтобы покушать, или в холодильник посмотреть. Вот какая страстная между ними взаимная любовь, и что она ему далась эта привязанность, к этому противному голубому монитору.

    ... Константин сидел за своим ноутбуком и тщательно прорабатывал очередную повесть для центрального издательства. В повести речь шла о том, как теща будущего народного депутата отправила к праотцам на вечное поселение своих соседей по коммунальной квартире. Теща бывшая фельдшер, а две ее дочери медицинские сестры.
Старшая дочь, удачно вышла замуж за сына управляющего энным строительным трестом, в последствии управляющий попадает в автомобильную автокатастрофу, получает инвалидность. Сын унаследовал должность своего отца. В дальнейшем преобразовал строительный трест в Открытое акционерное общество «Трест Мособлстрой № энный», родила троих детей, оставила свою работу, очень раздобрела живет довольно счастливой и удачной жизнью. За счет этого строительного треста, сумели перетянуть в Москву свою вторую сестру и родную мать Марину, из периферийного городка «окраины России». В эпоху Ельцинского хаоса, когда наступила, казалось бы, любимая всеобщая демократическая свобода. Каждый член общества волен был поступать по своей совести, по способности. В это самое хаосное время менялась эпоха Горбачевской антиалкогольной трезвости, когда люди сильно увлекающиеся бодрящими напитками, принимали во внутрь любую жидкость, содержащую спиртное. Так вот эта Марина под свободой вседозволенности носила бутылки с левой водкой, и только с коммерческой целью, покупала в палатках дешево, приносила и за услуги брала процентную надбавку.

    Никому не запрещалось при полной демократической свободе, платить и переплачивать. В одном месте дешевле купить, в другом месте, дороже продать. Целое десятилетие при Господине Ельцине существовала анархия свободы, и «Мать порядка».

    Соседи Марины люди были доверчивые и очень увлеченные по части горячительных напитков. Теща будущего депутата, стала с лаской обращаться со своими соседями, начала усердствовать и заискивать. Вы мои хорошие, вы мои дорогие, вот я вас угощу вкусной водочкой, на травочках настоянная, да такая вкусненькая. К празднику не возбороняется стопочку, другую, и я с вами выпью, помянем наших родителей. Как раз был праздник «Родительская суббота». Соседи с радостью приняли её приглашение и откушали с новой соседкою Мариною.

    Она к ним быстро вошла в дружеское и теплое доверие, по утрам встречались на кухне коммунальной квартиры. Обнимались, целовались. Друг, другу красивые слова говорили, успакаивали друг друга и культурно на вы называли. Подружились очень быстро. И стали, не разлей вода, соседи скучали по Марине, когда та уезжала на свою Родину к своим родственникам. Они так сильно скучали, что называли её добрым ласковым именем. «А где это Мариночка, золотая наша подевалась». Марина не скупилась на угощения не жалела денег на водочные изделия, чтобы угощать своих прекрасных соседей. Не понятно ничего в этой истории, но в течение двух месяцев один за другим покинули пределы земного обитания все члены прекрасной семи. Конечно же, их всех сожгли в крематории, и все концы в печку. Виолетта стала полновластной хозяйкой квартиры из двух комнат. Вскоре наступил день рождения дорогого зятя, будущего депутата. В семье усердно старались и суетились. Готовились отметить круглую годовщину принцу драгоценному зятю, под покровительством которого оформлялись все документы на квартиру. Драгоценный принц, при выступлении, заявил: «Моя теща для меня лучше и дороже родной матери». Этой аферистки Марины, ему понравился легкий и удобный вариант по захвату жилищной площади. Она перед жильцами этого дома во дворе все время хвалилась, какой у неё, драгоценный зять, оценил её дороже родной матери:

    - «Я человек во всем обеспеченный». Золотая, драгоценная Марина окрыленная похвалой своего зятя, стала готовиться к разработке новых планов, по захвату еще одной квартиры. Родной отец принца зятя работал управляющим ремонтно-строительного треста в Энском подмосковному городе Московской области.

    ...Не понятно, по каким законам еще в пятидесятые годы на Москве этим трестом, был построен дом, всецело под их владением и полным руководством. Управдомом была их сотрудница, и весь обслуживающий персонал, дворник, сантехник.
А электрика никогда и в помине не существовало, электропроводка во всем доме давно устарела, на распределительном электрощите, устаревшего образца, еще пятидесятых годов, годами не проводились, ремонтные работы. Хотябы один раз в году делали очередной косметический осмотр, где-то отработали свой срок электрические автоматы. В которых подгорели контакты. Весь первый этаж этого ветхого жилого дома занимали пять магазинов, и одна фирма. В магазинах стоят мощные производственные холодильники. В этом доме проводка, и автоматические выключатели, не предназначенные для технического обслуживания. Все электрооборудование, было предназначено и рассчитано, для бытового обслуживания; - освещение, телевизоры, бытовые холодильники, домашнего пользования. А они перегрузили производственные электрораспределительные щиты. В жильцов этого дома, сгорали электроприборы и радиотелефоны. Порой напряжение прыгало, свет еле накалялся красным свечением, а в другой раз лампочки лопались от перенапряжения, светили ярко
Другое измерение

Другое измерение
1992, х., м., 80х 57
И.И. Христичев

белым светом. Не один раз в подвале электрощитовой комнаты вспыхивало пламя, и валил дым с запахом изоляционных материалов. Мне возразят, что я описываю бытовой сюжет, мне придется ответить из быта, складывается вся жизнь, в быту начинались войны, и уничтожались миллионы ни в чем не повинных людей. В быту рождаются младенцы, в быту умирают люди старики и молодежь, все можно списать на бытовуху. Солнышко склонилось на ночной покой, уже коснулось горизонта. Марина возвращалась с вечерней службы из храма «Серафима Саровского». Отмаливала свои прегрешения, для успокоения, своей души и облегчения, ее страдания. После того случая, когда она овладела Богом посланной квартирой, она стала постоянной прихожанкой этого храма, и утром и вечером. Увидела, на крылечке второго подъезда стоит древняя, закатного возраста старушка.

    Марина остановилась. Завела разговор, – уже спать настала пора, а почему здесь стоите и еще плачете? Что с вами случилось, или кто вас обидел?

    Старой бабушке шел семьдесят девятый год. – Меня соседи сильно обидели,

    – А как они вас обидели, били или что с вами сделали?

    – Да Бог с вами. Никто меня не бил, но обещали в сумасшедший дом сдать или в дом престарелых.

    – А за что это они хотят сдать вас в сумасшедший дом?

    – Да потому, что я старуха, а старость никто не любит, – обманула эта старуха, пытаясь этим вызвать жалость к себе.

    – А как вас зовут,

    – Маша, – ответила старуха.

    На самом деле она матом ругала одиннадцатилетнюю девочку на кухне, и ее отчим пригрозил этой старухе. Если она будет продолжать в дальнейшем ругаться матом, то ее отправят в дом престарелых, или в психиатрическую больницу подлечить свою нервную систему.
Угроза с пожеланиями имела успех, Машка перестала материться, но возненавидела отчима этой девчонки. Старуха стала колдовать, врать, и грязью обливать, отчима тварью обзывала.

    ... Марина расспросила всю историю у Машки, оказывается, от нее отказалась родная сестра, внучка умерла совсем молодой в тридцать два года, есть внук. Но он приходит только попросить денег на водку. Машка еще поведала, что она осталась слепая и совсем ничего не видит. Есть у нее одна комната в коммунальной квартире на четвертом этаже. Четырнадцать с половиной квадратных метров. Её давно бросили. Марина рассчитала, что Машка через год, два уйдет на вечное поселение в загробный мир. Уж больно она худющая, одни мослы торчат да кожа, и те высохли, кости светятся через кожу. Она своим опытным глазом оценила, что Машка не жилец на этой земле. Она оформит опекунство, немного поухаживает и комната достанется ей, а не то можно будет и помочь ей расстаться с ясным солнышком. Дочь младшая медсестра, работает в больнице на Соколе. Она мне поможет в любую минуту, любыми материалами, для обоюдной цели. Она мне уже помогла, получить и оформить заключение со смертью моих бывших соседей, мы их сразу же кремировали. Сожгли, одна зола осталась. Так что все концы развеянные, доказательств никаких не сохранилось, и не существует. Сам Господь Бог ничего не докажет, но на всякий случай, буду ходить в церковь, замаливать свои грехи. А вдруг на самом деле Бог существует, что тогда? Деньги все сделают, выкуплю у священника Алексия, его заступление, чтоб он день и ночь молил Всевышнего Бога, чтобы он простил все мои тяжкие прегрешения. А ему дано право именем Бога, отпускать грехи. В заключение медицинской экспертизы отмечалось, мои соседи скончались от сердечной недостаточности, и еще отравились техническим спиртом. А такие люди ни кому не нужные, так, мутили белый свет и мешали жить порядочным людям.

    Это же надо, оболванить людей до такой степени: отравили, убили, пошли к знакомому служителю культа, заплатили хорошие деньги и вам прощены все ваши грехи, начинайте творить зловещие преступления по-новому.


    ... Живет с древних времен в народе, очень мудрое выдуманное нарицание по этому поводу. У одного крестьянина, жила очень преданная собака, которой он доверял как самому себе. Ему от покойного отца в наследство досталось двенадцать десятин земли, халупа и верный пес, по имени Бирюк.

    Наступили теплые, погожие, весенние дни. Крестьянин пригорюнился, что же делать? Как же вспахать землю, да посадить хотя бы картошку с брюквой?

    Почесал себя в затылке, несколько раз постучал себя по лбу, пытаясь найти выход. Ах! – Садовая моя голова. Что же это унываю я зря, пойду-ка я к соседу, одолжу в него лошадку с плугом на пару дней, а то уже все засеяли свою земельку, теперь спокойно отдыхают только я один остался, не пришей кобыле хвост.

    А там глядишь, отработаю, или будущим урожаем долги свои отдам. Сказано сделано. Пришел к своему соседу, тот не отказал. Выручил соседа, как и полагается.

    Рано утром крестьянин запряг лошадь в повозку, погрузил плуг, позвал своего верного и преданного пса Бирюка и поехал в поле пахать. Крестьянин стал усердно пахать долго или коротко, он успел обойти пять кругов своего поля, смотрит, а его Бирюк, что-то копает под большим холмом, в самом центре его участка.
Крестьянин подумал, наверное, нашел нору какого-нибудь зверька и откапывает. Он обошел еще один круг, смотрит, а Бирюк ускорил свою страсть и уже один хвост торчит из норы.

    Дайка пойду, посмотрю, а вдруг лисицы или еще хуже барсук, загрызут мое бедное животное. Крестьянин подошел ближе, а Бирюк услышал приближение шагов своего хозяина, попятился назад, и вытащил кожаный кисет, почти весь истлевший от времени, он сразу же рассыпался перед ногами хозяина.

    Батюшки. Хозяина звали Николаем, он тут же упал в обморок. Когда пришел в себя, от облизывания, шершавым языком Бирюка, его щеки.

    Он увидел столько монет золотой чеканки, что потерял дар речи. Крестьянин обрадовался, стал на колени, обнял и расцеловал своего Бирюка.

    Опомнившись после неожиданного случайного богатства. Собрал в свою фуражку золотые монеты, перевязал их крест на крест шнурком, поясом от рубашки и трусцой посеменил вдоль стоящей лошади с плугом.

    Захватил с собой лопату и скребок для очистки плуга, переступил пять радов пахоты и под старинным дубом, выкопал яму под толстым корнем, вырыл тоннель своим скребком. Трусцой побежал к повозке, Бирюку отдал крапивные щи из глиняной крынки. Высыпал золотые монеты в крынку, замешал глину пополам с прошлогодней соломой и сухой травой, крынку накрыл лопухами и облепил ее так, что она стала похожая на засохший комок глины, когда-то прилипший во время дождя к колесу телеги.

    Все это вложил в тоннель под толстый корень, присыпал глиной. Полил водой. Сверху черноземом. Вышел на не тронутую целину, вырезал из дерна два пласта, три на две четверти, принес, замаскировал это место, еще раз полил водой, присыпал прошлогодней сухой травой и листвой. Присмотрелся, ничего не разберешь, где он копал, а где не тронутая земля. Побежал уже быстрым шагом обратно к тому месту, где копалась его собака Бирюк, стал на колени, заглядывает в нору, слышит какую то возню. Вылетели комья глины пополам с черноземом, и запорошили глаза Кольке. Крестьянин три раза позвал своего Бирюка, не откликается, он был усердно занят своей заботой.

    Тогда Николай стал расширять нору, выкопанную бирюком. Лопатою и скребком, через три часа, ему удалось достигнуть своей цели. Его верный друг усердно обрывал своими зубами обшивку большого ящика.

    Николай обкопал лопатою вокруг ящика. Он был замкнут на кузнечные, замки. Николай изрядно ломал себе голову, но от этого весь труд не сдвинулся с места. Тогда крестьянин пошел к лошади, распряг ее. Связал обе постромки в одну, подвел лошадь, набросил посторомку на ящик, лошадь натянула постромку и ни с места. Николай с силой хлестнул лошадь соседа своим кнутом, ящик чуть-чуть наклонился. Крестьянин постоял, дал отдохнуть мерину, потом стреножил его и пустил пастись. Сам побежал за целый километр в лесопосадку с лопатой и скребком. Там он вырубил с локоть толщиной из орешника четыре длинные жерди, притащил их к одиноко окопавшемуся ящику. Раскопал холм до уровня площади своего поля, подложил три жерди одну посредине и две по бокам этого ящика. Четвертую жердь разрубил пополам, второй половиной жерди приподнял ящик и подкатил половину жерди между ящиком и тремя лежащими жердями горизонтально по направлению к его полю. Ящик оказался кованым дубовым сундуком.

    Николай пошел, поймал стреноженную лошадь. Мерин спокойно слушался своего временного хозяина. Николай подвел мерина, привязал к сундуку постромки, закрепил к хомуту лошади, скомандовал но-о... и слегка подхлестнул мерина, тот дернул и ящик покорно, прокатил на круглой жерди более метра. Николай подобрал выкатившейся круглый валик из жерди и снова подсунул, одним выважил. второй подкатил и на расстоянии тридцати пяти сорока сантиметров второй валик. Снова скомандовал но-о... и взмахнул кнутом, даже не дотронулся лошади, мерин дернул и сундук прокатился на кругляках метра три, и по инерции еще три метра по скользкой древесине. Кора орешника снималась от трения. Николаю с помощью лошади удалось перевернуть кованый сундук на крышку. Лошадь он стреножил, освободил уздечку и отпустил пастись.

    Сам старался изо всех сил с помощью своего скребка и лопаты, измельчать дубовые доски на мелкие щепки. Успеха было мало, медленно продвигалась его работа, До самого вечера Николай усердно старался дробить доски на своей находке. Бирюк мирно спал, свернувшись калачиком, время от времени тяжело вздыхал и изредка открывал один глаз хитро подсматривал за своим хозяином, мерин чуть поодаль спокойно пасся.

    Николай изо всех сил долбил днище сундука. На улице жара понемногу стала спадать, но с Николая триста потов катились ручьями, уже солнце краем своего обруча коснулось горизонта, повеяло приятной прохладой. Наконец Николаю удалось оторвать одну доску, потом и вторую. Из сундука он стал вынимать серебряные кубки, ложки вилки, церковные лампадки, подсвечники, подстаканники. Серебряные кувшины с закрытым горлышком. Женские серебряные шкатулки с золотыми сережками, кольцам и, крестами. Дальше золотом расшитая риза священника, несколько кожаных мешочков с чеканными золотыми монетами. Начинали сгущаться сумерки. Николай поймал лошадь, запряг в телегу, подъехал, к кованому сундуку, нарвал молодой травы, пырея на дно телеги, сверху разостлал на это сено, погрузил злато и серебро на ризу. Грузил пока не опустошил весь сундук. Кованый сундук, стал намного легче, после того, как Николай освободил его от металла. Крестьянин преспокойно перекрестился и перекантовал его на старое место, засыпал землею. Нарезал пластов с дерном, и все это место замаскировал, замел следы, хитрый был крестьянин. Он еще нарвал травы и замаскировал на телеге все его найденные сокровища. Только теперь он сильно испугался ночных грабителей, или мнимого хозяина, который схоронил все эти сокровища. Руки перестали слушаться, онемели, начали дрожать и подергиваться кисти рук и ножные икры, от волнения и непонятного страха.

    Домой Николай приехал уже за полночь. Жена его Анастасия не спала, переживала, стояла на пороге калитки и терпеливо ожидала своего мужа. – Где это тебя шальные бесы носят? – Набросилась на него Анастасия, – не завлекла ли тебя какая нибудь молодуха? – улыбаясь, спросила она.

    – О! Да милая моя, меня завлекла такая прекрасная молодуха. Что мы теперь безбедно проживем всю оставшуюся жизнь.

    – Да что же случилось мой ненаглядный, самый дорогой мой человек на свете, – гнев жены сменился на милость.

    – Отворяй ворота. Запускай хозяина, и запирай калитку и ворота на все запоры. Будим рассматривать Божий дар, который он нам послал. Ты теперь станешь у меня барыней на всю округу. Ты вот что моя радость,- не забудь накормить нашего Бирюка, он будет жить на одних правах с нами. Нужно будет его окрестить в церкви, дать ему новое имя. Это благодаря нашей собаке мы разбогатели, в городе купим себе новый дом, Бирюку отдельную комнату выделим, купим отдельную кровать и чистую постель. Простыни и так далее, ну ты сама знаешь, что нужно для этого, и будет он жить с нами как член нашей семьи.

    – Да расскажи ты толком, что случилось, а то гундосишь себе под нос. – Снова заерепенилась жена,

    – да что, что случилось моя ласточка, я значить пашу, уже обошел пять кругов нашего поля. Смотрю, а наш Бирюк, залез в вырытую им нору, один хвост из норы торчит, и он им вращает по кругу, как будто радуется чему-то...

    Думаю, пойду-ка я посмотрю. Не нужна ли помощь нашему Бирюку. Подхожу ближе, а Бирюк услышал мои шаги, попятился задним ходом, вылезает из норы и тащит за собой кожаный сгнивший от времени кисет, а из него, рассыпаются золотые монеты червонного золота. Я от радости вылил твои крапивные щи, из глиняного горшка, засыпал туда собранные монеты, замесил глину пополам с соломой и сухой травой, залепил горловину горшка. Облепил горшок глиной превратил его в комок нашлепка колесного и закопал в надежном месте. Стал пахать дальше, вижу снова наш пес возиться у той самой норы. Тут мое терпение лопнуло. Я стреножил лошадь, снял узду, взял лопату и скребок и пошел к этому холму. Слышу, наш бирюк внутри что-то шуршит и скулит. Я стал расширять его нору, одним словом раскопал этот холм. И вот все это сокровище послал нам Господь Бог с помощью Бирюка.


Продолжение следует.
Иван Христичев

ПечататьПечатать
Copyright © Художественная мастерская «Иван Христичев»   Все права защищены.


При цитировании материалов ссылка на первоисточник, гиперссылка для Интернет, обязательна.