Художественная мастерская «Иван Христиче⻠☼ Библиотека ☼ МУЖСКАЯ БЕСЕДА С КОНЬЯКОМ

МУЖСКАЯ БЕСЕДА С КОНЬЯКОМ

РАССКАЗ о ГОЛОДНЫХ СТУДЕНТАХ

МУЖСКАЯ БЕСЕДА С КОНЬЯКОМ (Рассказ о голодных студентах) …Когда встретите хороших собеседников, А хозяева окажутся очень гостеприимными и добрыми людьми. Накроют стол для гостей с замечательным коньячком… С вкусненькой, ароматной, запеченной в фольге индейкой, под новый год, в интимной обстановке при свечах. А вам удастся расположить к себе ваших собеседников. Они изольют вам накопленный личный опыт своей жизни. В порыве страсти и откровения, расскажут дивную историю -Вы только не ленитесь, запишите все услышанное на бумагу И у вас получиться, удивительный рассказ. …С новым годом дорогие мои! Выпили и снова наполнили свои бокалы. Ну, давайте мужики еще по одной и я вам расскажу интересную быль. Как я провел свой отпуск в Сухуми на берегу Чорного моря. Так классно отдохнул, словно не со мной это было. Такое может только приснится. Это случилось в советское время. В те времена в Москве с вином было, ой! Как плохо. Если мне не изменяет память, случилось это в восьмидесятые годы прошлого столетия. В том самом месте у меня по дороге на пляж, стоял великолепный, очень добротный дом, красивый как в сказке; резной и расписной, всеми цветами радуги, просто загляденье в два этажа, на крыше были резные силуэты, лошадей, мирных голубей разъяренных львов и медведей. Там в этом доме на первом этаже, Армянин продавал домашнее из винограда хорошего качества вино, это вино можно было демонстрировать на выставке народного достояния. Да что там ВВЦ, его можно на международную выставку, двадцать копеек за стакан. Я шел на пляж выпивал стакан вина и на обратной дороге, повторял стаканчик. У него была лицензия, и он законно торговал у себя дома. Но всегда на палец не доливал вино в стан. В самый последний день моего отдыха, у меня в кармане лежал билет обратно в Москву. Я шел на пляж, деньги закончились, не нашлось даже на стаканчик вина, я заглядываю к нему и говорю;- «Я в тебя в течение месяца, каждый день выпивал по два стакана вина утром и вечером и ты мне в каждый стакан не доливал одну десятую стакана». К концу моего отпуска деньги мои закончились, они перекочевали с моего кошелька в твой карман. Я ему и говорю, ты налей мне стакан вина бесплатно. Он посмотрел в мои честные глаза, так пристально, что мне показалось вот сейчас он меня просверлит насквозь своим острым взглядом. И вдруг из человека учтивого и добренького на первый взгляд, в зверя превращается прямо на глазах, разорвал на себе праздничную, белую рубашку. Натурально взорвался и рычит как голодный лев; - «Как же я вам всем туристам доливать буду, если я дом своему сыну строю». Если ты бедный человек, и совсем нищий человек. Ты заходи ко мне каждый день, я буду тебе каждый раз бесплатно наливать, но, пожалуйста, не позорь мое малое предпринимательство. Они там жили прекрасно, в те времена, когда я отдыхал в Сухуми, у них настоящий коммунизм был. Они жили в шикарных домах, сдавали часть своего жилища приезжим отдыхающим, В каждом доме было по две и больше машин Жигулей, еды навалом, особенно овощей и фруктов. Я, к примеру, снимал комнату, у моих хозяев было три машины, а в данный момент у них стала худая жизнь, отдыхающих нет, и заработка не стало, вот какая честь природным и климатическим условиям. …Анекдот на эту тему. Брежнев пришел посмотреть живопись в Третьяковскую галерею, подвели его к картине М.Врубеля «Демон». Брежнев посмотрел и спрашивает; «Кто это»? Экскурсовод отвечает Врубель. Брежнев от старости стал глуховатым, он говорит; «Такая большая картина, а почему так дешево стоит»? Средний собеседник, шутник и балагур, крепкого телосложения, Геннадий Беляев, после долгового Молчания заговорил; «сейчас я вам расскажу такую странную быль, которая со мною приключилась. Когда-то в далекой юности, я поступил в Харьковский промышленно-художественный институт. Надо же такому случиться, со мной поступил на мой факультет однофамилец, и мы стали учиться на одном курсе, Поймите меня правильно студенческие годы, это не самое лучшее время в жизни Отроческий период человеческой жизни, когда из родителей одна мама воспитывала меня. Разрывалась на трех работах, лишь бы ее сыну было хорошо, а у меня иной раз и на чай не хватало, и денег негде было взять. Однажды мой однофамилец, предлагает, пойдем в зоопарк, там, в аквариумах разводят рыбок, гости и посетители бросают туда мелочь. Мы ее выберем и нам, на недельку хватит на чай и хлеб с маслом. Мы проникли через лаз в разрушенном заборе на территорию зоопарка, подошли к аквариуму, дело было за середину осени, рыбок переселили в теплое помещение, мелочь выловили, а дно аквариума оказалось покрыто опавшими желтыми листьями. Аквариум был построен в земле большого размера и облицован белым мрамором. Мы облизнулись не солоно хлебнувши, а голод не тетка, животы втянулись до самого позвоночника. Стоим, оглядываемся, С ноги на ногу переминаемся, головами вращаем по сторонам, присматриваемся. Моему коллеге стало стыдно передо мной, большие строились планы и вдруг с треском провалились. Плохое настроение моего коллегу вдохновило, Толя и говорит Гена, он видишь там, далеко высокая трава, Среди этой травы ходят животные. Я голову поворачиваю, присмотрелся и, правда, в вольере стадо косуль, они красивые, да такие пластичные, одно загляденье. На тоненьких ножках им бы в цирке выступать, грациозные, как молнии стремительные, быстрые. Давай так поступим, я здесь каждый кустик знаю, ты становись за куст, он видишь в долине куст высокой травы. Ты становись и не шевелись, замаскируйся за кустами, как тигр, на четвереньки, а я с той стороны с высокого холма, буду их загонять, а ты из-за куста в овраге хватай косулю, прыгай как тигр на косулю. Я повиновался и стал действовать, очень хотелось покушать косулю, сами понимаете, какая скудная жизнь у студентов художественных учебных заведений. Стипендии чрезвычайно мизерные, пока выучишься, десятки болячек получишь. Когда приходит время применить свои полученные знания на практике и внедрить их в жизни. К великому сожалению наступают другие, лихи времена, приходится посещать лечебные заведения восстанавливать потерянное здоровье. К великому моему сожалению исправить свои ошибки с потерей собственного здоровья не удается никому. Если бы это было возможно, люди бы жили триста и более лет без ущерба для здоровья. У нас с собой ничего не было ни ножей, ни сумок, как в первобытном обществе одни голые руки. В случае удачной охоты, как её везти мы особенно не задумывались, гонимые нехорошей свахой теткой голодом. Я стал на четвереньки, как тигр, этого требовал мой старший товарищ по курсу. Смотрю, а он с высокого холма погнал стадо косуль, они приближались сверху, в игривом движении, молоденькие косульки бежали в каком-то танце, понятно только им самим, танец пантомимы. Похоже, было, они выражали своими танцами приближающуюся опасность. Пространство между мною и стадом я вам скажу, было не маленькое. Я стал очень сильно волноваться, в висках застучала горячая кровь первобытного хищника, мне стало очень жарко, а через мгновения с меня градом стал скатываться едкий, соленый пот. Вы не поверите еще миг, и меня нужно выкручивать, словно замоченное белье. Похоже, было, во мне разыгрался адреналин страстного охотника, очень сильно хотелось кушать. Внезапно надо мной нечто пролетело, гораздо выше меня, роста два с половиною выше моего, а маленькие козочки, пролетали мимо меня, как стрела молнии, а возможно мне так казалось от голода. Я собрал всю мою нервную систему в пружину, напрягся, изо всех сил и прыгнул на молоденькую козочку, как тигр, чуточку было, не поймал, но она громко заблеяла бее, - е,-ее, и всего меня описала от испуга. После первой попытки, я еще раза три, четыре повторил свой опыт охотника. Стал кричать, Толя это сделать не возможно, да и косули ближе, чем на десять метров, ко мне не приближались, похоже было, очень сильно испугались. Страсть, азарт и голод, Увлекли меня с такой силой, что я прыгал в высокую крапиву, моя белая рубашка оголяла живот и спину, от голода и страсти охотника я не воспринимал жгучей боли от ужаривания крапивой. Мы с Толей увлеклись не состоявшейся мечтой поохотиться, что я не заметил, как за спиной из-за крапивы появились как из тумана, два охранника зоопарка, с ружьями за плечами. Я обратил свое внимание на этих охранников, а косули словно почувствовали свою защиту, приблизились к нам и с большим любопытством стали меня рассматривать. Один молоденький козлик совсем обнаглел, подкрался близко сзади меня стал на задние ноги и как стукнул меня под зад своими рогами, что я сходу влетел в жгучую крапиву, охранники весело рассмеялись, я выполз с окровавленной головой из-под пожелтевших кустов жгучей крапивы. В этих кустах крапивы лежал моток колючей проволоки, я от удара злого козла ударился головой в этот не распутанный клубок колючей проволоки. Охранники смеялись и приговаривали, ну что поохотился, получил свое по заслугам, горе-охотник. Было начало осеннего вечера, солнце клонилось к закату, вокруг стояла могильная тишина, изредка стонал в зоопарке филин, ох,- хо, хо, а в моей голове звучало ох,- горе охотник, а еще художник. Мне такой красоты в моей жизни больше не приходилось видеть. Вершина холма отсвечивала лучами заходящего солнца, оранжево-красная листва на кленах и без подсветки горела яркими красками, вдруг скользнули косые лучи заходящего солнца. Коленки у меня задрожали, зубы мои лихо стали отбивать морскую чечетку, ну думаю все, хана мне здесь будит, если сторожа видели, как я бросался на косуль как тигр, они меня подстрелят, львам и тиграм скормят. Безвести пропаду, никто меня никогда не найдет, пропадет художественный талант, не успею принести человечеству пользу. Так я размышлял после ростовского художественного училища, которое я закончил с красным дипломом, я возомнил из себя великого художника гения современности. Я крикнул, наверное, от испуга погибнуть ни за понюх табаку, Толя здесь какие-то мужики появились, он с высокого холма отвечает, да это охранники зоопарка. Дальше он прокричал мне, ложись и затаись, и сними с себя белую рубашку, чтоб не было видно на расстоянии белый цвет. Ему не было видно, что охранники стоят рядом со мной. Голод под ложечкой высасывал последние мои силы, а страх звонко шептал в моей голове, стой смирно как ягненок, и не смей пререкаться, если хочешь жить. Прошло несколько минут, может пять, а может час, у страха глаза большие. Крадучись подошел Толя, перелез через изгородь, смотрит, а меня сторожа держат под прицелом охотничьих ружей. Охранники связали нас спинами друг к другу и стали кричать на нас приговаривая, вы как оказались на территории зоопарка, давно уже нет ни единого посетителя, все ушли еще в восемнадцать ноль, ноль. А вы чего здесь за косулями охотитесь? Один из охранников, тот, что был ниже ростом, жилистый и коренастый, снимает свое ружье с плеча. Не знаю как Толик, а меня пригвоздило к земле, сердце тревожно застучало, всего стало бить как в лихорадке, во рту пересохло, язык прирос к небу, нет сил, чтобы хоть слово проронить, стал немой как рыба в воде. А как вы здесь оказались? Нас стали допрашивать сторожа. Я, нет, наверное, Толик ответил. Мы вот, заблудились, пролезли вон там, в отверстии поломанного забора, ну понимаете, искали, где можно было бы нужду справить. - А, такую вашу мать! Так вы не через проход вошли, еще и охоту открыли на косуль, еще сильнее стали кричать охранники. Вам жалко двадцать копеек стало, а ну давайте чешите от сюда, чтоб и духа вашего не было и они развязали нас. Уже полностью опустились сумерки, и начиналась темная, плотная осенняя ночь. Ну, давайте убирайтесь через забор, как на территорию зоопарка проникли, этой же дорогой и убирайтесь вон. Нас охранники просто пожалели. Я от радости, что меня не скормили хищникам, кричу Анатолию, давай мухой отсюда бежим. И мы понеслись, что было духа, где и силы взялись. Мы перелезли через аварийный забор, как мы расстались, точно не помню, давно это все приключилось. На второй день меня выгнали с общежития. Почему тебя выгнали с общежития, спрашивает меня Семен? Дело было так, Анатолий был моим однофамильцем. Он пришел в общежитие, а там жили Девушки, парни, с разных учебных заведений, с института культуры и мы с ХХПИ. Он натворит всяческих пакостей, а отвечать приходилось мне. И на сей раз, он выпил у студентов одеколон, не тройной, а Красная Москва и все прегрешения выпали на меня. Он Беляев и я Беляев я, только крупного телосложения, да и ростом вышел видным парнем. Он низкорослый, щупленький, не завидной внешности, он нахулиганит, его и не видно, а меня за версту было видно, из-за него все меня обвиняли. После этого случая, я через дорогу от института снял себе квартиру, у Веры Васильевны, муж ее отбывал наказание в местах столь отдаленных, у нее было трое детей погодки. Я, как мог от всей души помогал растить ее детей, вреда я ей не делал. Наконец я добрался домой, после неудавшейся охоты, уже было за полночь, общественный транспорт разъехался по гаражам и автопаркам, мне пришлось на своих двоих добираться почти, что через весь город, на новые дома, до моего местообитания. Ноги уже не держали, подламывались, еле вполз в мою комнату, снял с себя рубашку, чтобы помыться на кухне. Как взглянул на себя в зеркало и от страха обомлел; весь живот, и большая часть спины, которую я смог увидеть через плечо, шея, руки, лицо, все было красное как жгучий перец огонек, и все это покрылось жжеными волдырями. Все мое тело чесалось так, что терпеть было невозможно и жгло. Обжигающим таким адовым огнем, уписаться можно, я натерпелся огромных адских мучений, до умопомрачения. …Анатолия Беляева в начале четвертого курса исключили с института за не успеваемость, и сразу же всякие хулиганские поступки и подозрения на меня прекратились. Наконец я с облегчением вздохнул. В учебе и общественной жизни воцарились любовь и гармония. Я удачно женился на генеральской дочери Натали Земской. До конца обучения, в меня наступили мирные дни, дела в общественной и личной жизни шли превосходно, везде сопутствовал успех. Меня оставили преподавать в институте, который я умудрился блестяще закончить. Вскоре генерала перевели из Харькова на службу в Москву. Он перевез свою семью и дочь свою. А поскольку мы с ней были расписаны. Меня автоматически прописали в её коммунальную комнату на улице Вишневского дом десять. Меня пристроили работать в научно исследовательский институт по внедрению новых печатных гарнитур. Я был на должности младшего научного сотрудника этого института. Зарплата сто двадцать рублей жена моя привыкшая к хорошему достатку, ее, конечно же, не устроила моя зарплата, и она меня оставила. Мы мирно, даже дружелюбно расстались. А жаль, я очень поступил неправильно, ее отец предлагал мне должность майора при штабе военного округа, заведовать сектором графики по наглядной агитации. А я сильно гордый был, думаю, без посторонней помощи продвинусь в жизни по служебной лестнице. Мне невдомек было, когда меня оставили в харьковском институте зав кафедрой, по содействию генерал-майора, и промолчали. А ведь я тогда подумал, что я настоящий счастливчик и фортуна будет всегда повернута ко мне лицом, ошибся я… …А как же Анатолий Беляев изловчился извлекать деньги с аквариума. Посетители, которые приходили посмотреть на живых существ, птиц, рыб, зверей, пресмыкающихся всяких ползучих. Эти люди бросали в аквариум мелочевку, с разными целями и намерениями, кто как чаевые, кто на счастье, кто чтоб возвратиться еще раз, на это же самое место. В народной мудрости существует такая примета, например: если поехал к морю отдыхать, тебе там понравилось, и хотелось бы вернуться еще в эти места, где была вам любо и дорого. Анатолий перед закрытием зоопарка, проникал на территорию, заходил в аквариум и собирал со дна аквариума всю мелочь, иногда его сборы составляли до двадцати и более рублей. Чай тогда стоил три копейки, и булочки от семи копеек. Я только сейчас стал понимать, что все мои действия происходили от слабоумия, и близорукого разума. Анатолий был от меня старше лет на пять, я ему доверял и прислушивался к его мнению. Он жил в своем представлении об окружающем мире, и пользовался подачками всякой случайности, не прилагая особых усилий и затраченного труда. …Ну, хватит рассказывать, басни давайте выпьем, за будущий новый год, чтобы наша удача всегда процветала и здравствовала, за целеустремление, целенаправленность, за людей отчаянных, экстремальных. Давайте выпьем, чтоб в жизни не тормозиться, долг, прежде всего. Давайте не остывать, чтоб сердце работало, чтоб разум был, ну скажем холодный, не доведи Господи, - это расчетливый ум. Мне бы хотелось, чтобы мы были теплыми, отзывчими, оптимистичными. Ура! За оптимизм! О! – Молодец, браво, сказал Семен. А-а! Ну, и коньячок, очень хороший, самый, что ни на есть натуральный. Ну, они Армяне очень хорошие люди, только не доливают в бутылки с коньяком, слегка улыбается таинственной улыбкой и вращает в руках упаковку с бутылкой коньяка с пятью звездочками, коньяк, с тремя звездочками отдает честь коньяку с пятью звездочками. Заговорил Геннадий, нарушая умолкшую тишину, ну господа мужики я хочу вам рассказать, как меня приглашали в Турцию за дубленками. Как-то ко мне в гости на Вишневского приехали мои друзья аджарцы, за круглым столом, после моего угощения предложили мне пойти с ними в Турцию. Я им отвечаю, там же государственная граница, а они мне в ответ, а мы ходим туда и обратно, когда захотим. Я их спрашиваю, а зачем, с какой целью. Мы туда носим патроны, а от туда дубленки и кожаные куртки, джинсовые брюки, рубашки и куртки. Не напрасно нарушаем границу. Один мой товарищ говорит, раз приглашают, необходимо пойти. А я подумал, убьют где-то в горах, но самое главное в меня перед глазами стояли те косули в зоопарке, на которых я охотился, и где чуть не совершил перед человечеством преступление, я хочу жить честно. Я отказался от лестного предложения, обогатиться за счет преступной деятельности. … Семен обратил на себя внимание присутствующих, я хочу вам поведать, как мне заказали работу для государственной думы, хотите послушать, очень интересная история. Один ведущий с телепередачи, он мне предложил написать книжку с эпиграммами на политических деятелей с самого начала древности и, кончая современностью, я тебе заплачу, со своей зарплаты ну много не смогу заплатить, а так тысяч шестьдесят рублей я сумею найти такие деньги и заплачу за твои труды. Я стал работать над этими трудами, полгода мне пришлось посещать библиотеку имени Ленина, и выписывать эпиграммы от старой седины и до нашего времени, наконец, мой труд был закончен. Я собранный материал передал моему заказчику из Госдумы. Через некоторое время мы встретились, он мне и говорит, у нас первое заседание Госдумы сорвалось, а что ж так отвечаю. Мы читали твою книжку, и вся дума так смеялась, что животы свои надрывали. А я к этим эпиграммам, еще и частушки добавил. Мужики, я вам в следующей встрече подарю по книжке с эпиграммами и частушками, очень забавная книжка у меня получилась… Заговорил Геннадий, я вот что хочу подчеркнуть, всякий круг людей постоянно зависит друг от друга. Наша жизнь так сложилась, что мы постоянно зависимые, от этого коньяка, от вилки, от начальства, мы от всего зависимые, свобода постоянный призрак, живущий внутри нас, в самой глубине души, или если хотите в подсознании. Рассказывают в северном округе, поменяли префекта. Так вот с проверкой он должен был приехать в школу. Что же придумали руководители школы, издали устный приказ, чтоб убрали все веники из школы и заменили их швабрами. За трое суток до приезда до приезда префекта приезжают орлы, молодцы с миноискателями, и стали искать по всем шкафам, по всем закуткам. Неужели такое может быть? Это же настоящий анекдот, какой-то беспредел. По этой причине директор школы заставила, очистить все шкафы и все уничтожить. Сколько ценного материала сожгли тетради, а бумагу для рисования остается сожалеть. Это всего-навсего префект приезжает, а если чиновник несколькими рангами выше, что тогда творится? – Это же тихий ужас…Геннадий продолжал, я вспоминаю, как в Сокольниках на международных выставках, солдаты искали с минометами вокруг деревьев, в урнах, даже пакеты из-под молока проверяли, за сутки до появления Леонида Брежнева. Он стоял, курил под своим портретом, огромного размера четыре метра в высоту, в черно-белом исполнении, глаза поднял, посмотрел на свой портрет, он делал вид, что слушает человека выступающего перед микрофоном. Брежнев затянулся в последний раз, бросил окурок в урну и пошел через проходную, Ну, как это расценивать, что же это такое… А вот я смотрел передачу по телевизору, говорит Владислав, стоят молодые парни возле вечного огня, пьют пиво курят и плюют в вечный огонь, в место славы наших отцов и дедов. Мимо проходил лет сорока мужчина, высоко духовный, очень образованный, на высоком уровне сознания человек. Сделал молодым людям замечание, Что же вы делаете молодые люди, это же наша честь и слава, и, прежде всего ваших дедов, вы оскорбляете святое место у вечного огня. … Вы представляете, этого мужчину сожгли в вечном огне. Плохо мы воспитываем нашу молодежь, очень плохо. Это чрезвычайное происшествие случилось во Владимирской области, в городе Кольчугине. Ну вот, что это такое, это же недопустимое чудовище. Это потому, что нет идеи, нет цели у молодежи. В школах не учителя, а какие то куклуксклановцы, на лицах ментовские маски. Учителя, женщины с одним выражением лица. Как быть, что это такое, возникает какая-то структура, да будит вам известно, что структура, это ограниченность. Творятся какие-то черные дела. К чему мир продвигается у нас, а дети это чувствуют, кем они станут после такого темного образования, все это влияние западной культуры, и открытые сексуальные передачи по телевизору. Ну что ж давайте допьем и в путь дорогу дальнюю. У меня есть предложение, надеюсь, будит, одобрено нашим коллективом. Следующий коньяк довольно старинного производства, восемь звездочек, давайте, сравним с этим молодым трехлетней выдержки, с пятью звездочками, он наверняка старый генерал. Генерала нам не надо, запротестовали Семен и Владислав, мужики не нужно отдавать честь этому генералу, а вдруг он фальшивый. Геночка не надо, дорогой ты наш, последний коньяк оставь себе. Я признаюсь вам от всей души дорогие мои господа – мужики, мне уже приготовили презент в школе, родители моих учеников договорились сложиться и подарить очень дорогой мне коньяк, за мои усердия с учениками на конкурсах и семинарах. Ну, хорошо, тогда давай открывай. Послушайте интересную историю о миазматическом обществе, и политических деятелях прошлого нашего государства. Это школа номер три, а еще есть школы номер один и номер два, с обучением разным иностранным языкам. В Москве организовали эти школы, в пятьдесят третьем - пятьдесят четвертом году. Ну что делать, тогда были такие лихие времена. Давайте по рюмочке, больше рюмки, я пить не буду, а то мне нужно убегать сыновний долг исполнять, за мамой ухаживать. Семен берет упакованный коньяк и наклоняет из стороны в сторону, там что-то булькает, как живое. Владислав берет из рук Семена упаковку с коньяком, и тоже из стороны в сторону повернул, какая-то живая энергия в этом Арарате спрятанная, я хочу, Чтобы этот коньяк с восьмью звездочками 1887 года выдержки. Ну, с Богом давайте попробуем, выпили, Владислав воскликнул, похоже, можно поверить, он совсем был профан в спиртных напитках. А мне тот молодой больше понравился, говорит Семен, он знаток настоящий мастер по коньякам. Геннадий в начале, преподнес к своему греческому носу, у него прадед был греком, вдохнул аромат старого генерала, выпил, призадумался, и говорит:- Наверняка подделка, липовый коньяк, с важностью знатока ответил. Ну, ладно мне пора уходить, Семен поднялся со своего стула со словами, дегустацию оставим до следующих лучших времен. Давайте на посошок по одной и распрощаемся, все по-быстрому, я убегаю, долг перед матерью и Родиной, прежде всего, а потом уже праздные развлечения…Да старый фальшивый коньяк, а этот молодой настоящий замечательный. Выпьем за наш великий Русский народ, и за ваш великий славянский наций. Геннадий попробовал спародировать своих бывших друзей Аджарцев. От нашего стола к вашему столу, пошутил Семен в ответ на пародию Геннадия, пока, до следующей встречи. Тогда простите меня, говорит Геннадии, я вас пригласил на дегустацию коньяка. Семен пошутил на вызов Геннадия, помните итальянский кинофильм тридцатых годов, действие происходило на Сицилии. Каждый день рыбаки этой деревни отправлялись ловить рыбу, по возвращении давали попробовать дедушке, если он оставался живой, тогда рыбаки ели сами. Там был химический завод, который свои отходы сливал в залив, где рыбаки ловили рыбу. Дурашки, алкоголики и наркоманы, - люди без будущего, заключил Геннадий. Рассказ, написанный, по горячим следам рассказчиков 1 января 2008 года: - После олимпиады Имени Нади Рушевой. Рассказчики: Геннадий Беляев, Семен Белов и Иван Христичев. Вечная память Геннадию Евгеньевичу Беляеву, семь дней не дожил до своего юбилея, ему исполнилось бы шестьдесят девять лет. Он еще работал в школе, коллектив учителей очень сожалеет о потере своего коллеги. Ученики его не только сожалели, но плакали с большим огорчением. Великая потеря для школы. Такая наша жизнь. Человек предполагает, а Всевышний, Господь Бог располагает. Людям не дано менять книгу жизни.
ПечататьПечатать
Copyright © Художественная мастерская «Иван Христичев»   Все права защищены.

При цитировании материалов ссылка на первоисточник, гиперссылка для Интернет, обязательна.